30 Янв 2016

Второе дыхание. Почему ВАДА закрывает глаза на кислородный допинг.

Posted in Uncategorized


Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) воюет с допингом в российской легкой атлетике, но пока закрывает глаза на очень сомнительные средства достижения результата, которые применяются в лыжных гонках.

Первыми шум, как водится, подняли норвежцы. Хотя уж им-то за свое доминирование в лыжах в ближайшие годы волноваться не приходится. Тренировочные фото финских лыжников с кислородными масками на лицах были опубликованы в норвежской прессе сразу после завершения многодневки «Тур де Ски» и вызвали бурю негодования.

— Это абсолютно неправильно, — заявил многократный олимпийский чемпион норвежец Петтер Нортуг. — Я бы точно не стал такое надевать, иначе многие мои фанаты были бы разочарованы.

С Нортугом согласились его знаменитые соотечественники — биатлонисты Оле Эйнар Бьорндален и Эмиль Хегле Свендсен, а также лыжники сборной Швеции.

ПОЧЕМУ КИСЛОРОД МОЖНО НАЗВАТЬ ДОПИНГОМ

На самом деле, вопрос дополнительного кислородного оборудования — а помимо масок, под этим подразумевают еще и так называемые «горные» палатки, возможно, самый недооцененный сейчас в мировой антидопинговой политике. С одной стороны, сама идея о запрете кислорода звучит абсурдно. Маски используются в медицинских целях, а также в альпинизме. Никому же не придет в голову обвинить, например, покорителей Эвереста в использовании допинга?

С другой стороны, дополнительный кислород отвечает всем трем критериям для определения допинга, перечисленным в Запрещенном списке ВАДА. Нет никаких сомнений, что маска или палатка: а) способны принести спортсмену преимущество над соперниками; б) опасны для здоровья и в) противоречат духу спорта.

o2

Несмотря на все это, в пункте М1, параграфе 2 Запрещенного списка отдельно упоминается, что дополнительный кислород разрешен. Теоретически сейчас ничто не мешает лыжнику выйти на гонку в маске и с баллоном кислорода за спиной. И победу такого киборга нельзя будет оспорить. Вот вам и парадокс ВАДА: в Запрещенном списке сотни препаратов, некоторые из них дают микроскопическое преимущество, а маски и палатки не только не запрещены, но даже отдельно прописаны как разрешенные методы. Хотя буквально в пятницу завершилась рабочая встреча в Лиллехаммере между представителями ВАДА и Международного олимпийского комитета (МОК), по итогам которой маски могут быть запрещены.

Но пока существующей лазейкой пользуются многие. Кислород сейчас используется в некоторых хоккейных клубах — спортсмены дышат в масках в перерывах между периодами, чтобы организм быстрее восстанавливался. Пожалуй, единственное ограничение — кислородным оборудованием нельзя пользоваться непосредственно во время Олимпийских игр. МОК, в отличие от ВАДА, уже сейчас занимает в этом вопросе жесткую позицию.

ЧЕМ МАСКИ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ИНЕРТНЫХ ГАЗОВ

— Мы все помним лыжный скандал 2001 года, и с тех пор к допингу в Финляндии относятся очень негативно, — сказал «СЭ» врач олимпийской сборной Финляндии Сергей Илюков. — Поэтому кислородное оборудование мы используем очень ограниченно, как нечто, вызывающее этические сомнения. Допустим, команда проводит сбор на лыжах в октябре. В самом начале среднегорной подготовки, чтобы спортсмены быстрее адаптировались, мы применяем дополнительный кислород. Это позволяет избежать переутомления, но при этом мы не повышаем работоспособности, то есть не делаем ничего, что можно было бы назвать допинговым нарушением.

Некоторые страны относятся к вопросам этики еще более щепетильно, чем финны — так, в Норвегии и Италии кислородное оборудование в профессиональном спорте запрещено. Олимпийский комитет России (ОКР), напротив, накануне Игр в Сочи активно рассказывал об использовании инновационных технологий, в числе которых были и высотные палатки. Этот метод применяли при подготовке к Олимпиаде, например, конькобежцы во главе с чемпионами мира Ольгой Фаткулиной и Денисом Юсковым. Причем еще одно российское ноу-хау, использовавшееся в преддверии домашних Игр — ингаляции инертными газами аргоном и ксеноном, уже весной 2014-го было отнесено ВАДА к запрещенным методам. Решение это спорное с научной точки зрения, и обратной силы, конечно, не имеет. Но на более эффективные и вызывающие сомнения кислородные маски ВАДА по-прежнему закрывает глаза.

— Можно сколько угодно обсуждать, этично это или неэтично, но факт в том, что подобное оборудование разрешено, — заявил «СЭ» руководитель управления по научно-методическому обеспечению спортивной подготовки ОКР, знаменитый лыжный тренер Александр Грушин. — Да, мы разрабатывали такие методики. Они использовались перед Сочи и еще некоторое время после Игр. Это эффективно, но конечно, при соблюдении расписанного формата применения. Если использовать маски или палатки спонтанно, эффекта может и не быть. Но сейчас по ряду причин в спорте высших достижений в России это не применяется. Хотя, например, мы помогали готовить экипажи команды «КАМАЗ-мастер» к ралли «Дакар». Там кислородное оборудование используют очень активно. Также оно применялось на одной из велогонок с финишем во Владивостоке.

ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ ЕВРО ЗА КОМПЛЕКТ ОБОРУДОВАНИЯ

Вопрос эффективности масок и палаток сейчас исследует спортивная наука. Теоретически бонусы от их использования очевидны. Live high, train low (живи высоко, тренируйся низко) — основа основ подготовки в циклических видах спорта. Палатка, внутри которой создается разреженное пространство наподобие высокогорья, позволяет тренироваться в комфортных условиях низины, и при этом пользоваться всеми плюсами проживания в условиях гипоксии.

Помните историю про кенийских бегунов-марафонцев, которые начав жить и тренироваться в России, вместо привычных гор, тут же утратили все свое преимущество над соперниками? Так вот, будь у кенийцев высотные палатки, возможно, срочно возвращаться на родину им бы не пришлось. Причем палатки, в целом, можно сравнить с применением качественного спортивного оборудования, которое повышает эффективность тренировок — запрещать их в ближайшее время даже не планируют.

Почему же маски и палатки не используются повсеместно, раз они не запрещены и дают очевидные плюсы? Одно из основных препятствий на пути их распространения, помимо этических моментов — это высокая стоимость (по крайней мере, масок, палатки в разы дешевле).

— Оборудование, которое используют финские лыжники, — шведского производства, — сказал Илюков. — Это дорогостоящая техника, которую могут себе позволить только состоятельные частные команды или национальные сборные. Речь идет о суммах в несколько десятков тысяч евро за один комплект.

— Какое преимущество на лыжне можно купить за такое деньги?

— Зависит от квалификации спортсмена и методики применения. Но преимущество может быть решающим. Преимущество в абсолютных величинах небольшое, но может оказаться решающим. Причем мы говорим о преимуществе в соревновательных условиях, особенно на высоте. Подобное в финской сборной не практикуется. Кислородное оборудование применяется в других целях и именно в тренировочный период.

— Использование масок и палаток опасно для здоровья спортсмена?

— Если делать так, как мы в Финляндии — то нет. Но как говорится, заставь дурака богу молиться… Потенциально — конечно, может быть опасно.

Юрий КАМИНСКИЙ: «МАСКА НА ДИСТАНЦИИ — ДОПИНГ ЧИСТОЙ ВОДЫ»

Главный тренер спринтерской сборной России Юрий Каминский — о своем опыте использования «кислородного» оборудования.

— Как лично вы относитесь к применению в лыжах кислородных масок и палаток?

— Маски и палатки — все-таки принципиально разные между собой вещи. Так называемую высотную палатку, внутри которой находится разреженный воздух, мы впервые попробовали в 2012-м году. Честно скажу, особого эффекта я не увидел. Это все равно заметно хуже, чем пребывание на высоте. Поэтому после первой проверки мы от нее отказались, и больше к этой идее не возвращались.

— Норвежцы после многодневки «Тур де Ски» обвинили финских лыжников в том, что кислородные маски, которые они используют, равносильны допингу. Что скажете об этом вы?

— Использование маски непосредственно на дистанции — допинг чистой воды. Маска дает неспортивное преимущество и улучшает результат, то есть соответствует всем критериям допинга. Примерно в 2004-м, еще в бытность тренером Бабушкинской спортшколы, я общался по этому вопросу с альпинистом Валентином Бажуковым. Тогда в Институте аэродинамики имени Жуковского разработали новую систему, и Бажуков дал мне один баллончик попробовать. С его помощью я хотел попробовать избежать нежелательных состояний у спортсменов во время пребывания в горах — горной болезни, например.

— Финская сборная не скрывает, что использует дополнительный кислород во время тренировочного процесса.

— Это интересный момент. Насколько мне известно, они проводили сбор в Валь сен Алесе и тренировались на высоте 3000 метров. Благодаря маскам, они получили возможность выполнять там скоростную работу без ущерба для организма. Как правило, в таких условиях жесткие скоростные тренировки не делают, так как можно сильно навредить здоровью спортсмена. Мы в Рамзау, например, живем на высоте 1000 м и для тренировок поднимаемся на глетчер. Маски, наверное, позволили бы немного выиграть время для отработки технических навыков на снегу… Но в нашей сборной мы их с тех пор, о которых я вам рассказал, не использовали никогда.

— Почему, если вы считаете использование маски на дистанции допингом, ВАДА это не запрещает?

— Это не первое странное решение ВАДА. Недавно вот запретили милдронат (восстановительный препарат советской разработки. — Прим. «СЭ») — я вообще не понял, зачем. А маски, получается, разрешены….

Источник: газета Спорт-Экспресс.