09 Сен 2012

Случай Лэнс Армстронг. Часть 1.

Posted in Допинг, Случай Лэнс Армстронг. Часть 1


Дело Армстронга вновь приняло новый оборот, бесконечная сага вызывает много разноречий и мнений. Видимо история Армстронга стала делом принципа для Антидопингового Агентства Соединённых Штатов Америки. Мнения, как и принято в таких случаях, делится на лагеря, за и против, но вряд ли кто-то из понимающих и интересующихся спортом остается безразличным.

Прежде чем начинать разбираться нюансы дела Армстронга, следует смотреть на борьбу с допингом, и в велоспорте в частности, в глобальном контексте. Нигде как здесь, будет уместно напомнить читателю, что сама борьба с допингом началась со смерти велосипедиста, Тома Симпсона, который умер от передозировки амфетамином на 13-ом этапе многодневки Тур де Франс. Было это 40 с лишним лет назад в 1967 году. Это была далеко не первая смерть в спорте, но первая, которая привлекла к себе такое общественное внимание, что МОК не смог обойти данный случай стороной. Собственно эта смерть стала первым импульсом для начала борьбы с допингом.

Развитие велосипедного спорта разительно отличается от многих других видов спорта. Это, пожалуй, один из первых индивидуальных видов, получивших свою прочную профессиональную основу, что-то аналогичное было разве, что в боксе. Таким образом, велоспорт сформировался как вид профессиональной деятельности, в котором велогонщики своими спортивными результатами обеспечивали материальное благополучие, себе и своим семьям. Это материальное, профессиональное благополучие, которое зависит непосредственно от физической работоспособности гонщиков. Именно в такой ситуации возникает предпосылка и соблазн приема препаратов с целью повышения физической работоспособности, как способа достижения профессионального успеха.

Первый список запрещенных препаратов, созданный МОК, после смерти Симпсона в 1968 году, содержал каких-то пару десятков лекарств, типа стрехнина, амфетаминов и других стимуляторов. Список строился по принципу: ”Запрещены те препараты, которые повышают работоспособность и видны в тестах”. Те что не видны — не запрещены. Такова была ситуация в эпоху каменного века борьбы с допингом. Не удивительно, что культура и стадный менталитет велогонщиков, с такими отправными точками, заложились набекрень.

Фотография велогонщиков Тур де Франс курящих во время гонки. В 70-е годы среди гонщиков бытовало ложное мнение о том, что курение повышает работоспособность.

Факт, который сложно обойти стороной говоря о борьбе с допингом и велогонками, заключается в том, что всемирно известный профессор Манфред Донике, многолетний руководитель антидопинговой лаборатории в Кёльне, в своем прошлом профессиональном велогонщик принимавший участие в Тур де Франс в начале 60-х. Велогонщик, завершивший свою карьеру, из-за принципиального отказа использования допинга и нереализовавщийся как спортсмен, однако ставший в последствии патриархом крестового похода против допинга в спорте. Интересный нюанс, который связывает профессора Донике с Россией, точнее её предшественницей, СССР, заключается в следующем.

Наверно многие слышали о том, что тестостерон запрещен в спорте и смотрится в пробах в соотношении к эпитестостерону. Если это соотношение превышает 4 к 1, то спортсмен попадает под подозрение антидопинговых служб. Это соотношение было выведено (в оригинале было 6 к 1) именно профессором Донике и основывалось на анализе допинг проб взятых на Олимпиаде в Москве. Ответственным за проведение допинг контроля и анализа проб на Играх в Москве был профессор Виктор Рогозкин. Именно эти пробы в итоге каким-то чудом оказались в лаборатории Западной Германии и на основе которых было выведено соотношение тестостерона к эпитестостерону 4:1 (6:1). Проф. Донике умер в 1996 году, так и не поведовав миру истории получения этих проб. Профессор Рогозкин сейчас живет в забвении от большой публики и в преклонном возрасте живёт в Санкт-Петербурге и по прежнему никто не знает ответа на болшьшой вопрос истории спорта.

Развитие олимпийских видов спорта имело иное течение. Начиная с 1980 года, с приходом красного барона Х А Самаранча началась коммерциализация спорта, другими словами становление многих олимпийских дисциплин как источников финансовой прибыли, а вместе с тем, к сожалению, ещё большим распространением допинга. Приток финансов стал принимать абсолютно иные масштабы ближе к концу 80-х. Отличие от нынешних реалий заключалось в том, что крупные компании спонсоры считали более целесообразным вкладываться в личности — спортсменов индивидуумов, нежели тратить суммы на контракты с федерациями. Подобная ситуация не представлялась привлекательной для функционеров международных федераций, которые развивали непосредственно сам спорт и в 1988 ситуация приняла иные обороты.

Скандал с Беном Джонсоном стал поворотным пунктом в этой практике. Случай применения допинга Беном Джонсом отпугнул спонсоров от точечных вложений в спортивных звезд и направил финансовый поток в кассы международных федераций. Коммерциализация спорта в олимпийских видах спорта набирала свои обороты, велоспорт уже на тот момент был профессиональным спортом, независимым например от государственной спортивной политики существовавших в то время в СССР или ГДР. Кстати после разрвала СССР, благодаря развитости велоспорта, не мало бывших советских велогонщиков продолжили свои карьеры в профессиональных велоконющнях.

Вместе с тем, руководители международных спортивных организаций понимали, что допинг, по сути является тормозом развития, фактором отпугивающим спонсоров. Мало кто хочет вкладываться в рекламу спорта, в котором медали добываются, помимо тяжелого физического труда, приемом медицинский препаратов за г ранью легального использования с целью искусственного повышения работоспособности.

МОК в меру своих возможностей предпринимал некоторые попытки бороться с допингом в 80-е. Так, например в 1989 году были введены внесоревновательные допинг тесты. Прежде говорили, что провал теста на соревнованиях, был равнозначен провалу спортсмена на IQ тесте. Результаты не заставили себя ждать.

На рисунке изображена статистика рекордов в женском метании копья, до и после введения внесоревновательных тестов. Существенная разница вызванная нововведением ограничивавшим применение допинга видна невооружённым взглядом.

Далее в 90-е годы проблема допинга, встала еще более острым вопросом. С коммерциализацией, значительно выросло количество стран в которых стал развиваться профессиональный спорт.
Вместе с тем стало однозначно ясно, что Международный Олимпийский Комитет не способен своими полномочиями бороться с допингом в должной мере.

Ситуация созрела для более решительных действий и в 1999 году была создана ВАДА — Всемирная Антидопинговая Организация по борьбе с допингом. Заметьте, произошло это, спустя более чем 30 лет после первых инициатив МОКа. Говоря об активной борьбе с допингом, можно говорить буквально только о последнем десятилетии, декаде активной работы ВАДА.

Продолжение следует…

автор текста:
Сергей Илюков,
спортивный врач,
Хельсинкский Университет

Понравился текст? Поделись с друзьями: